Переход строительной отрасли на новую схему ценообразования откладывается минимум на три года. Не готов её основополагающий элемент – информационная система с данными о стоимости материалов и услуг. Об этой проблеме говорили на первом семинаре, организованном Экспертным Строительным Клубом.

Масштабные поправки в Градостроительный кодекс, предусматривающие переход к ресурсному методу определения стоимости строительства, приняты в 2016-м. Он должен был заменить используемый сегодня базисно-индексный, по которому стоимость определяется исходя из сметно-нормативной базы 2001 года, а затем пересчитывается с помощью специальных индексов. Устаревшие данные удорожают строительство и затрудняют разработку сметных норм на новые конструкции и технологические процессы. Так что необходимость реформы назрела давно. Эти правила касаются всех бюджетных строек, даже если бюджет только софинансирует работы, а также показателей себестоимости, которые учитываются при закупке жилья казной у частных девелоперов и т.п.
Но чтобы иметь актуальные цены, надо вести подробный и точный мониторинг того, во сколько обходятся ресурсы (материалы, машины и механизмы, зарплата рабочих) по всей стране. За основу решили брать цены производителей и поставщиков услуг, минуя посредников. Все эти данные должны аккумулироваться в Федеральной государственной информационной системе ценообразования в строительстве (ФГИС ЦС). Её запустили осенью 2017 года, но с наполнением возникли серьёзные проблемы. Далеко не все участники рынка готовы делиться такими данными. Минстрой даже предлагал штрафовать производителей на 200 000 рублей, если те не предоставляют информацию или их сведения недостоверны.

Удобная, но бесполезная

Проблемы ценообразования обсуждали на семинаре, который прошёл в Институте прикладной автоматизации и программирования. Мероприятие вела Татьяна Шалыто – член Экспертного совета Экспертного строительного клуба, преподаватель в системе повышения квалификации, имеющий опыт работы в Главгосэкспертизе РФ. По её словам, данные о своих товарах в систему предоставляет только треть производителей. Кроме того, информацию должны давать и перевозчики, в том числе авиа. Пока в системе есть сведения о 110 000 строительных ресурсов. Но это только 12% от всей номенклатуры используемых материалов. Например, есть 100% данных о среднемесячной зарплате и тарифах на железнодорожные перевозки. А сведений о цене материалов, изделий, конструкций и оборудования – около 11%, о сметных ценах на эксплуатацию машин и механизмов – 3%. Информации о стоимости перевозки автотранспортом (с 2019 года), а также временного владения и пользования грузовыми вагонами нет вовсе.
Есть проблемы и с качеством предоставленной информации. Цены, полученные с помощью ФГИС ЦС, могут сильно отличаться от реальных, причём как в большую, так и в меньшую сторону, иногда в разы. «Портал работает, там регулярно и оперативно выкладываются нормативные документы, и работать с ним очень легко.
Но в системе просто катастрофически не хватает информации», – говорит Татьяна Шалыто.
По её словам, ещё осенью 2018-го чиновники подготовили план мероприятий по совершенствованию системы ценообразования и переходу на ресурсную модель. Однако он до сих пор не утверждён: ведомства и министерства не могут договориться, кто и за что будет отвечать. Пока получается, что у ФАУ «Главгосэкспертиза» сосредоточены все полномочия в сфере ценообразования. То есть одна структура будет разрабатывать нормативы, проводить их экспертизу, вести мониторинг стоимости ресурсов и т.д. В плане расписаны мероприятия вплоть до 2023 года. Раньше этого срока говорить о полноценном переходе на новую модель не приходится. Пока же все участники этого рынка работают по базисно-индексному методу.

Есть над чем работать

Есть в системе и другие проблемы. Например, в нормативах нет затрат на мелкие инструменты и вспомогательные материалы. Их обещали учесть в накладных расходах, но пока о подвижках даже не слышно. В итоге нормативная стоимость некоторых видов работ снизилась на 30%, хотя в реальности этого не произошло. Также расчёты стоимости материалов основаны на данных за прошлый квартал – пока данные собираются и обобщаются, цены уже отстают минимум на квартал. А данные по зарплатам, стоимости эксплуатации механизмов предлагают обновлять только раз в год. Причём использовать сведения по средней зарплате в регионе, а не только о доходах строителей. Пока для расчёта берутся ставки именно строительных специальностей, с учётом рабочих разрядов. Если эти нестыковки не будут устранены, система никогда не будет до конца достоверной.
При этом нельзя сказать, что ресурсный метод в ценообразовании – это ноу-хау. Его, например, активно используют многие монополисты, опираясь на сведения от своих поставщиков и подрядчиков в конкретных регионах. Поэтому они имеют реальные данные на основе актуальной информации. Кроме того, перейти на ресурсный метод Россия уже пыталась в 1991 году, но нормативы оказались слишком неудобными. Остался базисный метод, просто от нормативов цен 1984-го перешли на более свежие. Правда, с каждым разом нормативная стоимость почему-то снижалась, хотя не так уж много появилось новых материалов и технологий, позволяющих её сократить. Кроме того, в нормативах ещё числятся технологии, которые давно не применяются. А Минкульт, например, новых ценовых индексов, необходимых для расчёта реставрационных работ, не выпускал с 2012 года.

Создать Экспертный строительный клуб решили по итогам цикла семинаров по проблемам строительной отрасли, прошедших при непосредственном участии Ассоциаций СРО «БСК» и СРО А «Объединение строителей Петербурга». Мероприятия вызвали большой интерес у специалистов, и диалог профессионалов решили сделать регулярным, создав открытую, постоянно действующую площадку. Президентом клуба и председателем Экспертного совета стал президент ГК «Н.Э.П.С.» Виктор Зозуля, а Наблюдательный совет возглавил координатор НОСТРОЙ по СЗФО, председатель Совета Ассоциации СРО «БСК» Никита Загускин.